Пожалуйста включите JavaScript в вашем браузере для полноценной работы сайта.

Фото
show
« Декабрь, 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Главная страница Пресс-центр Пресс-релизы
Пресс-релизы

Игорь Сечин выступил с ключевым докладом на Энергетической панели ПМЭФ

06 Июнь 2019

Главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин выступил с ключевым докладом на Энергетической панели, состоявшейся в рамках ХХIII Петербургского международного экономического форума.

В мероприятии приняли участие главный исполнительный директор ВР Роберт Дадли, Министр финансов Катара Али Шариф Аль-Эмади и глава Инвестиционного фонда Катара (QIA) – Мансур Ибрагим Аль-Махмуд, генеральный директор Baker Hughes Лоренцо Симонелли, Glencore - Айван Глазенберг, глава CNPC Ван Илинь, ExxonMobil Global Projects Company - Нил Даффин, Equinor - Эльдар Сетр, Trafigura - Джереми Вейер, Vitol - Рассел Харди, Gunvor - Торбьёрн Торнквист, министр энергетики России Александр Новак, представительная венесуэльская делегация, министры нефти Анголы и Ирака, послы Португалии, Индии, Мозамбика, Катара и Венесуэлы, руководители российских регионов.

Модераторами сессии выступили бывший исполнительный директор Международного энергетического агентства Нобуо Танака и российский тележурналист, депутат Госдумы Евгений Примаков.

Дискуссия на ПМЭФ в этом году посвящена формированию повестки устойчивого развития, однако происходит это в крайне непростое время. По словам Игоря Сечина, участники рынка энергетики должны ответить сейчас на вопрос «Прошли мы или нет точку невозврата?». Рыночные принципы работы и взаимовыгодный диалог отходят на второй план, и ключевую роль играет стратегия регуляторного давления и односторонних санкций.

«Энергетика как глобальная отрасль, играющая бюджетообразующую роль во многих странах, стала первой заложницей односторонней политической повестки, и налицо признаки расползания этой болезни на другие отрасли. Единственный глобальный регулятор не только не беспристрастен, но и очевидным образом обслуживает исключительно локальные интересы. Поэтому, перефразируя небезызвестный лозунг Президента Трампа («Make America great again!»), я хотел бы обратиться с призывом к участникам сессии сделать лейтмотивом сегодняшнего обсуждения и, может быть, даже нашей общей последующей работы, лозунг «Давайте вернем рынку его былое величие» или, если хотите, «Make the market great again», «Vamos a volver la grandeza propria al mercado!», - заявил глава «Роснефти».

Игорь Сечин заметил, что сегодня можно наблюдать возрастающее влияние на энергетические рынки изменений в геополитике. Главный возмутитель спокойствия – нынешняя администрация США. «Мы видим, что её действия направлены на переформатирование мирового экономического и политического пространства, на слом формировавшихся десятилетиями рыночных взаимосвязей и договоренностей, на устранение правил конкуренции. Под огонь санкций и торговых ограничений попадают не только так называемые «страны изгои», но и традиционные партнеры, то есть те, кто считается союзниками Америки. В чем причины такой политики? Думаю, они связаны с осознанием принципиального ослабления роли и возможностей Соединенных Штатов Америки в мировой экономике и политике», - заявил он.
Еще в 2000 году превосходство США над Китаем по объему ВВП было почти трехкратным, но в данный момент Китай превосходит США по объему ВВП по паритету покупательской способности почти на 25%. К 2050 году превосходство экономики Китая над американской станет двукратным.

«В этих условиях США стремятся не только ускорить свое собственное экономическое развитие, но и затормозить количественный и качественный рост основных конкурентов, что всё больше ведет к потере Америкой морального лидерства, так как исторически эта страна была одним из основных идеологов открытого рынка и конкуренции. Именно подавление конкурентов стало доминантой экономической и внешней политики США, а использование силовых методов решения проблем превратилось в особый американский стиль ведения дел, или же, цитируя недавнее высказывание заместителя министра иностранных дел Китая, господина Чжан Ханьхуэя, в стиль «обнаженного экономического терроризма и шовинизма», - отметил Сечин.

По словам главы «Роснефти», ключевым вызовом «глобальной энергетической трансформации», подразумевающей ускоренное развитие высокоэффективных энергосберегающих технологий, а также их адаптацию под быстро меняющиеся потребности рынка (в результате которой, например, в мире снизится содержание серы в топливах уже до 2020 года в 2,6 раза и сократятся выбросы сернистных соединений на 5 млн тонн в год), остается геополитическая нестабильность, которая усиливает риски добывающих стран, прежде всего, за счет действий, политики и «твиттов» глобального регулятора в лице лидера США. «Для нефтегазовой отрасли ничего, кроме краткосрочных, единовременных рывков цены эти комментарии в Твиттере не создают. Иными словами, политика глобального регулятора создает неопределенность общего вектора развития и высокую волатильность рынков», - добавил он.

В связи с этим Сечин считает необходимым сфокусироваться на вопросах преодоления внешних угроз, снижения волатильности и роста устойчивости мирового энергетического сообщества.

В последние 25 лет рост мировой экономики составляет около 3,5% в год, и ожидается продолжение относительно высоких темпов роста - а это основной фактор роста энергопотребления. Вторым важным фактором, определяющим уровень потребления энергии в мире, является энергоемкость. При складывающемся сейчас уровне цен в 60-70 долларов за баррель нефти и с учетом изменения структуры ВВП за счет опережающего роста технологического сектора скорость снижения энергоемкости мирового ВВП в обозримой перспективе вряд ли превысит 1,5-2,0% в год.

«С учетом этого мы полагаем, и ведущие отраслевые аналитики с этим согласны, что спрос на энергоресурсы до 2040 года будет расти с темпами около 1,5-2,0% в год», - заметил Сечин.
Безусловно, в структуре спроса произойдут изменения, связанные с внедрением энергосберегающих технологий и обязательств по снижению выбросов, но в целом динамика достаточно позитивная, определяемая, прежде всего, продолжающимся ростом ВВП и повышением стандартов жизни человечества в ближайшие десятилетия.

Экологические требования приведут к снижению доли угля в энергетическом балансе с текущих 27% до 21%. Однако уголь останется важным ресурсом в балансах таких стран, как Китай и Индия, где его доля даже на перспективу будет весомой – на уровне 40-50%.
Безусловно, альтернативная энергетика (в основном, солнечная и ветровая) при сохранении текущего режима регуляторного и фискального стимулирования будет расти наиболее быстрыми темпами – более чем на 2% ежегодно. Однако вклад альтернативной энергетики в мировой энергобаланс останется сравнительно небольшим, увеличившись с текущих 12% до 16% к 2040 году.

В отсутствие прорывных решений газ, как наиболее экологически чистое ископаемые топливо, придет на смену не только углю, но и атомной энергии, так как ряд стран считает это направление потенциально опасным.

«Природный газ, в отличие от альтернативной генерации, может обеспечить стабильное производство электроэнергии. Более того, природный газ является перспективным топливом для большегрузного автомобильного транспорта, морских судов. Мы прогнозируем увеличение спроса на газ со стороны транспортного сектора в 5 раз к 2040 году. Поэтому спрос на газ будет расти самыми быстрыми темпами среди ископаемых топлив (на уровне порядка 2% в год), что приведет к росту его доли в энергобалансе с 22% до 25% к 2040 году», - сказал Игорь Сечин.

Также, по его мнению, спрос на нефть будет уверенно расти примерно на уровне около 1% в год, что означает увеличение потребления в абсолютных объемах. К 2040 году потребление нефти в мире увеличится примерно на 20 млн барр./сут. Рост спроса на нефть и нефтепродукты будет обусловлен как повышением уровня жизни в развивающихся странах и массовым распространением в них легкового транспорта, так и устойчивым спросом со стороны нефтехимии.

«В результате, хотя доля нефти в мировом энергетическом балансе снизится с 32% сейчас до 28% в 2040 году, ее потребление будет расти в абсолютных цифрах, а роль нефтяной отрасли как основы современной энергетики не изменится. Рост спроса на нефть неизбежен», - заявил Сечин.

Также глава «Роснефти» в своем выступлении коснулся темы популярных сегодня сценариев низкоуглеродного развития. «Важнейшей составляющей «зеленых» сценариев является тема опережающего роста использования возобновляемых источников энергии. Но эти сценарии невозможно обосновать ни наблюдаемыми тенденциями динамики энергоемкости, ни доступными технологическими изменениями, ни структурными сдвигами в мировой экономике», - отметил Сечин.

Показательным примером того, что знаковые проекты в области «новой энергетики» имеют как минимум туманные коммерческие перспективы, являются электромобили. Игорь Сечин говорил о феномене их переоцененности еще в июне 2017 года, когда цена акций «Тесла» была на уровне 340 долларов за акцию.


«Те, кто услышал меня тогда и продал акции, могли хорошо заработать – так как текущая цена акций «Тесла» не превышает 200 долларов. Но те из вас, кто услышит меня сегодня, могут заработать больше. В общественном мнении сложился стереотип, что электромобили с легкостью «задавят» нефтяную отрасль и массовое их распространение – дело ближайшего будущего… Я уже не говорю о том, что трудно назвать экологичным транспорт, содержащий в себе значительные объемы лития и кобальта. Никто сегодня не имеет ответа на вопрос о том, как построить по-настоящему замкнутый, полный цикл оборота этих металлов в аккумуляторах, а про их исключительный вред для окружающей среды написано гораздо больше, чем мы можем обсудить сегодня на нашей сессии. С учетом того, что электромобили не решают ни проблему сокращения выбросов, ни проблему вредных производств, в обозримом будущем доля электромобилей в мировом автомобильном парке не превысит 12-15%, что в части абсолютных значений будет компенсировано ростом традиционного транспорта в развивающихся странах», - рассказал глава нефтяной компании.

Но все же главным фактором изменений на мировых энергетических рынках Сечин назвал объем добычи нефти в США. От этого, в конечном итоге, зависит предложение жидких углеводородов в мире, баланс спроса и предложения, цены на нефть, а также цены на все остальные энергетические ресурсы. Ведь нефть как крупнейший компонент сырьевых рынков сегодня, по сути дела, является центральным звеном на пересечении финансовых и сырьевых рынков.

Глава «Роснефти» назвал неслучайным тот факт, что в день, когда президент США Дональд Трамп провозгласил «Золотую эру американской энергетики», в Сенате США был представлен законопроект, который напрямую касается запрета газопровода «Северный поток-2».

«Бесспорным фактом, реалией сегодняшней жизни является то, что энергетику как политическое оружие масштабно используют США. Ввод санкций или даже угроза их применения разрушительно влияют на рыночную экосистему мировой энергетики. Американский «золотой век» для всех остальных участников рынка может оказаться веком энергетического колониализма. Должны ли потребители энергии в мире становиться заложниками безостановочной предвыборной кампании в США?», - сказал Сечин.

По его словам, США для оказания давления на нефтегазовый сектор выбирают те страны, бюджеты которых, в основном, формируются за счет доходов от экспорта энергоресурсов. В дополнение к прямому воздействию через санкции добавляется и косвенное – такие страны оказываются отрезанными от поддержки МВФ, который тем самым нарушает принципы своей работы.

Знаковый момент в распространении санкционной болезни, по словам Сечина, – это ситуация с одним из китайских технологических лидеров, компанией Huawei, на которую оказывается прямое давление через такие меры, как арест финансового директора компании, запрет на сотрудничество американским технологическим компаниям.

«Думаю, что китайские коллеги обладают достаточным набором инструментов для обратной реакции, поэтому, обсуждение в СМИ возможности запрета экспорта редкоземельных металлов из Китая в США в качестве ответной меры, возможно, небезосновательно. Такой механизм воздействия был бы весьма действенным, так как 80% редкоземельных металлов производятся в Китае», - заявил глава «Роснефти».

Игорь Сечин отметил, что, несмотря на большое число новых проектов (более 49), к реализации которых приступили в 2018 году, санкционная политика в отношении таких стран, как Иран и Венесуэла, а также секторальные санкции в отношении российских нефтегазовых компаний привели тому, что общий объем жидких углеводородов, подвергшихся односторонним ограничениям, достиг около трети мировых запасов. Это своеобразный антирекорд, которого никогда не было в истории мировой экономики.

«Ни у кого не должно быть никаких иллюзий – санкционное давление США на Иран и Венесуэлу ставит своей целью ни что иное, как разрушение экономики этих стран и смену их суверенного руководства», - считает Игорь Сечин.

Безнаказанность санкционной политики США в отсутствие реакции мирового сообщества способствует ее тиражированию на других энергетических рынках. По заявлению Департамента энергетики США, его усилия по развитию экспорта газа «позволяют экспортировать молекулы американский свободы по всему миру», - напомнил глава «Роснефти».

Поведение США на мировом энергорынке он связывает с ростом добычи нефти в штате Техас, где расположена основная часть Пермского бассейна и бассейна Игл-Форд. Добыча здесь уже достигла 5 млн баррелей в сутки, превысив суммарную добычу Ирана, Венесуэлы и Ливии.

«Этот результат был достигнут не столько за счет реализации сланцевых проектов, сколько за счет введения все новых санкций, из-за которых добыча в Иране и Венесуэле резко сокращается. В результате, если в 2018 году под удар санкций попало около 1,5 млн баррелей в сутки мировой добычи, то в текущем году этот объем может вырасти до 2,5 млн баррелей в сутки», - поделился прогнозом Сечин.

По его мнению, дальнейший рост добычи в Техасе может потребовать «новой санкционной жертвы», на которую могут обрушиться санкции США для того, чтобы вместо этой страны поставить на рынок нефть из Техаса. «И такой жертвой может стать любая добывающая страна», - заявил глава «Роснефти».

Усиление давления США на мировой рынок нефти было бы невозможно без изменения статуса США, которые впервые за долгое время стали экспортером нефти. Как рассказал Сечин, с момента снятия в конце 2015 года запрета на экспорт, действовавшего на протяжении 40 лет, США крайне быстрыми темпами наращивают экспорт нефти: по сравнению с 2015 годом он вырос в 6 раз и уже достиг 2,7 млн барр./сут, что сопоставимо с добычей таких стран, как Бразилия (2,7 млн барр./сут), Кувейт (2,7), ОАЭ (3,1).
Расширяется и география поставок. Если раньше американскую нефть приобретали лишь ближайшие соседи США, то сейчас количество импортеров превысило 40 стран.

«Активное строительство трубопроводной и портовой экспортной инфраструктуры позволит уже в ближайшие годы не только практически удвоить объемы экспорта нефти из США до 5 млн баррелей в сутки, но и создать «запас» под дальнейший рост добычи. Уже в 2020 году США станут чистым экспортером нефти, а в 2024 году мощности по экспорту нефти и нефтепродуктов из США могут составить 9 млн баррелей в сутки», - рассказал Игорь Сечин.

С учетом внешних вызовов и волатильности наблюдается эффект обострения конкуренции за инвестиции, прежде всего, в части снижения налогового бремени и создания разнообразных стимулов. Игорь Сечин назвал это феноменом «конкуренции налоговых режимов». В пример он привел США, где в последние годы были предприняты беспрецедентные меры поддержки отрасли за счет снижения налоговой нагрузки и регуляторных барьеров. В частности, снижение налога на прибыль (с 35% до 21%) позволило сланцевым компаниям значительно нарастить инвестиции. В 2018 году отрасль, с учетом всех налоговых послаблений и улучшения ценовой конъюнктуры, показала хотя и небольшой, но все-таки положительный свободный денежный поток.

Произошедшее с 2017 года снижение налоговой нагрузки в Саудовской Аравии (ставка налога на прибыль снизилась с 85% до 50%, снизились ставки роялти) привело к тому, что по итогам 2018 года национальная нефтегазовая компания Saudi Aramco показала мировой рекорд по чистой прибыли, превысив показатель 100 млрд долларов.

«Отдельно отмечу, что Saudi Aramco получает и дополнительные неналоговые стимулы, в том числе, за счет компенсации низких цен на внутреннем рынке, которые за прошлый год составили 41 млрд долларов.  Отмечу, что для бюджета Саудовской Аравии, решение о стимулах - непростое и крайне ответственное, понимая, что бюджет страны сбалансирован при цене на нефть 85 долларов за барель», - отметил Сечин.

Власти Китая, по его словам, реагируя на замедление темпов экономического роста, также приступили к разработке мер по стимулированию экономики путем точечного субсидирования и снижения налогов. В частности, снижена с 6% до 4,2% ставка налога на добычу сланцевого газа, предприняты меры по снижению налогов на операции с нефтяными фьючерсами на Шанхайской энергетической бирже. В 2019 году были снижены ставки НДС и ставки социального страхования, что по оценке китайских властей должно уменьшить налоговую нагрузку примерно на 300 млрд долларов в этом году.

В России отмечаются разнонаправленные тенденции, сказал Сечин, – российский регулятор балансирует между задачами наполнения бюджета и стимулирования экономического роста с одновременным поиском решения социальных проблем за счет рынка. «Хотелось бы выразить надежду на возврат к рыночным формам регулирования и принципам ценообразования с целью устранения дисбалансов на рынке», - заметил он.

Реагируя на политику фискальных регуляторов, крупнейшие мировые энергетические компании по-разному адаптируются к изменениям рынка, делая ставки на различные направления бизнеса, заметил глава «Роснефти». Например, ExxonMobil и Chevron наращивают инвестиции в сланцевую добычу, Eni и Total фокусируются на традиционной добыче. Total, Equinor и BP развивают возобновляемую энергетику, Saudi Aramco ставит на переработку и нефтехимию.

По словам Сечина, Россия является одним из самых надежных участников мирового энергетического рынка, поскольку противостоит недальновидной политике ограничений и неконкурентной борьбы. Россия, наряду с США и Саудовской Аравией, входит в тройку мировых лидеров по добыче нефти.

По оценкам большинства аналитиков и экспертов, у РФ - лучший в мире портфель перспективных новых проектов. Запуск новых проектов продолжится и в ближайшие 2-3 года. Рыночные эксперты говорят о том, что новые месторождения добавят около 1 млн баррелей в сутки добычи к 2022 году.

«Мы во многом согласны с оценками аналитиков по поводу потенциала новых российских проектов. Новые российские проекты имеют наилучший потенциал в мировой отрасли и по масштабу ресурсной базы, и по качеству нефти, и по показателям себестоимости. В то же время я вынужден констатировать, что несмотря на то, что эти оценки корректны, наши уважаемые коллеги-аналитики далеко не всё знают о перспективах российской Арктики, которая является стратегическим для нас регионом развития», - заявил Сечин.

Ресурсный потенциал российской Арктики для возможных проектов «Роснефти» превышает 20 млрд тонн нефти. «Эта оценка включает в себя как проекты в Карском море, где с учетом предстоящего бурения мы, я думаю, превысим запасы в 15 млрд тонн, так и на севере Красноярского края, где нас ждут великие открытия и масштабные проекты, которые окажут серьёзное влияние на мировую нефтяную отрасль», - сказал Сечин.

«Как уже знают мои коллеги из BP, с которыми у нас есть совместные проекты в районе полуострова Таймыр, недропользователи в этом регионе, в частности, на Пяйяхской группе месторождений, на днях получили выдающиеся результаты по показателям продуктивности разведочного бурения, граничащие с самыми высокими дебитами, которые когда-либо были зарегистрированы и в России, и в той же Саудовской Аравии – 720 тонн в сутки на 3-х миллиметровом штуцере! На наш взгляд, только по консервативным оценкам, север Красноярского края только на суше содержит порядка 5 млрд тонн запасов”, - заявил Игорь Сечин.

По его словам, «Роснефть» уже доложила об этих результатах руководству страны и получила поддержку в реализации проекта. Речь идет о подготовке единого интегрального проекта, который включил бы в себя ресурсную базу и инфраструктуру действующего Ванкорского, Сузунского и Тагульского месторождений, а также ряд новых крупных проектов, расположенных к северу от Ванкора, в том числе, Пайяхской группы месторождений Западно-Иркинского участка.

«В настоящее время мы ведем работу в Правительстве Российской Федерации, направленную на законодательное оформление комплекса инвестиционных стимулов, позволяющих обеспечить рентабельность и глобальную конкурентоспособность Арктического нефтяного кластера, который станет основным источником грузопотока для загрузки Северного морского пути и громко заявит о себе в ближайшие годы на мировой арене», - рассказал Игорь Сечин.


В части финансовых и производственных показателей Роснефть прошла длинный путь и сегодня, безусловно, входит в число мировых энергетических лидеров. В качестве примера Сечин привел динамику развития компании за последние 20 лет.

«Добыча углеводородов Компанией увеличилась в 17 раз до 286 млн тонн нефтяного эквивалента. Доля Компании в мировой добыче нефти увеличилась с 0,4% до 6%. Выручка выросла более чем в 240 раз, инвестиции – в 160 раз. «Роснефть» сегодня инвестирует каждый 12-й рубль в России. Доля «Роснефти» в ВВП производственного сектора России превышает 15%. Налоговые платежи «Роснефти» играют важную социальную роль. В настоящее время только рентный платеж НДПИ «Роснефтью» составляет 15 тыс. рублей в год в расчете на одного жителя России или около 50 тыс. рублей в год в расчете на одного российского пенсионера», - заявил Сечин.

«В прошлом году я уже отмечал отличную возможность для повышения эффективности взаимодействия с государством на показательном примере изменения налогообложения и продолжения эксплуатации крупнейшего Самотлорского месторождения. Прошел всего год, но предоставленные стимулы уже дали результаты! Благодаря росту добычи в 2018 году за счет предоставления льгот бюджет дополнительно получил более 20 млрд рублей, и это не принимая в расчет увеличение доходности для акционеров, контролирующим из которых является Правительство Российской Федерации. Тренд добычи на месторождении, которая падала на 5% в год, оказался переломлен», - рассказал Сечин.

По его словам, с учетом этого Компания завершает работу с Минфином РФ по созданию инвестиционных стимулов для крупных проектов как в Западной Сибири, так и в новых стратегических регионах, которые обеспечат перспективную добычу и укрепят позиции страны на мировых рынках на ближайшие десятилетия.

«В текущей непростой ситуации как никогда важно противопоставить нерыночным инструментам эффективную кооперацию и взаимовыгодное сотрудничество, - подчеркнул Игорь Сечин. - Не исключу также, что облик мировой отрасли может измениться – с возможным выбытием из отрасли тех компаний, которые вышеперечисленными характеристиками не обладают. Для «Роснефти», я уверен, «все, что нас не убивает, делает нас сильнее», поэтому в ходе нашего обсуждения я прошу не забывать о том большом пути, который прошли лидеры отрасли, несмотря на тактические вызовы, геополитическую и ценовую волатильность. По настоящему, «Золотая эра» может быть действительно «золотой» только для всех участников рынка», - подытожил глава «Роснефти».

Текст доклада И.И. Сечина

Презентация к докладу И.И. Сечина на Энергетической панели ПМЭФ

Управление информационной политики
ПАО «НК «Роснефть»
тел.: + 7 (499) 517-88-97
6 июня 2019 г.

Настоящие материалы содержат заявления в отношении будущих событий и ожиданий, которые представляют собой перспективные оценки. Любое заявление, содержащееся в данных материалах, которое не является информацией за прошлые отчетные периоды, представляет собой перспективную оценку, связанную с известными и неизвестными рисками, неопределенностями и другими факторами, в результате влияния которых фактические результаты, показатели деятельности или достижения могут существенно отличаться от ожидаемых результатов, показателей деятельности или достижений, прямо или косвенно выраженных в данных перспективных оценках. Мы не принимаем на себя обязательств по корректировке содержащихся здесь данных, с тем чтобы они отражали фактические результаты, изменения в исходных допущениях или факторах, повлиявших на перспективные оценки.